Художник Павел Петрович Беньков: очарованный Востоком

Октябрьская революция 1917 года была во многом подобна грозной стихии урагана. Хлёсткому порыву осеннего ветра, что срывает с ветвей, поднимает высоко в воздух, кружит в яростном вихре и уносит в куда-то в необозримые дали золотую осеннюю листву. В точности так же сложились судьбы многих замечательных живописцев, творивших на закате «золотого века» русского импрессионизма. Волею неумолимой стихии великих социально-политических и общественно-культурных перемен им довелось оказаться вдали от родных пенатов и вверить своё будущее совсем иным лирам и музам.

«Поздняя осень. Сад Эрмитаж», 1920, частное собрание

«Усадьба», 1914—1915, ГМИИ Республики Татарстан

«На Волге. Ташёвка», 1914—1915, частное собрание

Для кого-то это стало неизбывной трагедией, драмой всей жизни, сломом надежд и карьер. Для иных — напротив, отворились двери к новым вершинам вдохновения, к радикально иным источникам творческих сил.

В числе последних был и наш сегодняшний герой, покинувший родную Казань ради далёких, одновременно пугающих и манящих разум европейца просторов Средней Азии. Но именно здесь, среди мистически прекрасной древней архитектуры и задумчиво-пустынных пейзажей, в самом сердце вековечного мистического Востока, пульсирующего своим особым, многотысячелетним ритмом жизни, ему, Павлу Петровичу Бенькову, волею Судьбы суждено будет обрести своё истинное призвание. Открыть миру своё подлинное творческое «Я».

«Портрет Т.А. Поповой», 1910—1920, ГМИИ Республики Татарстан

«Портрет историка Траубенберга», 1926, частное собрание

«Портрет жены», 1925—1926, ГМИИ Республики Татарстан

Сакральная и неразрешимая тайна очарования Востока исподволь захватила острый разум и пленила чуткую душу живописца. Впрочем, в этом как раз-таки нет ничего экстраординарного. Так в разное время случалось с безрассудно-отважными гетайрами неистового Александра и с гордыми римскими консулами; так было с самодовольными британскими посланниками и жестокосердными монгольскими темниками, приходившими покорять эти края, но в итоге незаметно для самих себя очарованными их красотой и ставшими не более чем их новой органичной частью.

«Старая Бухара», 1931, ГМ Востока

«Крытый базар в Бухаре», 1920-30 е, ГМ Востока

«Весна», 1943, ГМ Востока

Самарканд и Бухара... о них — особая речь. В них, словно в гранях бриллиантов, вечно отражается, преломляется и движется в нескончаемом танце цвета и света хаотичное на первый взгляд смешение и сращение племён и народов, культур и традиций, быта и нравов, расцветов и угасаний целых цивилизаций. Здесь всегда было и будет место пересекающихся интересов и перемежающихся философий, феерия углов и точек зрения на мир, на жизнь, на себя и на других... А в конце, в сухом как среднеазиатская степь остатке, всегда побеждает Восток. Он не завоёвывает, но поглощает; не доминирует, но покоряет, не соблазняет, но влюбляет. Потому что он —всегда внутренне глубже, сложнее и мудрее своих визави.

«Девушка-хивинка»,1931

"Хауз с водоносами(Ляби-хауз), 1929, ГМ Востока

«Дворик», 1947, холст, масло, Государственный музей Востока

Внимательный (и нетерпеливый) читатель наверняка спросит нас: «К чему эта длинная и странная полуисторическая и псевдофилософская лекция? Какое отношение она имеет к живописному наследию Бенькова?» Дело в том, уважаемый читатель, что именно эта совокупность лирических, мифических, психологических и тактико-технических (шутка) характеристик советской Средней Азии периода 20-х годов минувшего века и пробудила к жизни феномен творческого становления Павла Петровича. Именно здесь движения его кисти обретают размах и «твёрдость», а композиции — самостоятельность и живость. Тенистые дворики и раскалённые камни площадей, очаровательные фонтаны с живительной влагой и просторные, яркие, залитые Солнцем старинные кварталы — всё это отныне даётся ему легко и свободно. Ярко выраженные и талантливо переосмысленные элементы импрессионизма —это также заслуга колоссальной мощи вдохновения, которое дарили мастеру аура и колорит его новой «малой Родины».

«Портрет ударника», 1940, холст, масло, Государственный музей Востока

«Портрет старика со свитком в руке», 1940—1945, холст, масло, Фонд Марджани

«Старьевщик(Старик татарин)», 1925—1926, ГМИИ Республики Татарстан

«Натурщик», 1925, ГМИИ Республики Татарстан

После переезда из Казани и прежде слывший самобытным мастером Беньков начинает писать свои полотна в куда более яркой, «сильной», темпераментной манере, широко и споро. У него, как это принято говорить, словно «выросли крылья за спиною». Симфония форм и красок приобрела принципиально более «высокое» и «чистое» звучание, наделяя работы пронзительно-глубокими смыслами и создавая у зрителя ощущение значимости каждой новой работы. Впрочем, неверно приписывать весь успех лишь возросшей «удельной доле» импрессии в общем эмфатическом «весе» полотен маэстро. Ибо страстное желание Бенькова запечатлеть на полотне всю красоту и гармонию полюбившейся натуры привело к небывалой для его ранних работ «меткости» попадания в образы, в свою очередь совершенно невозможной без скрупулёзной выверенности пропорций и безусловной достоверности пластики. Кажется, что ветви его деревьев вот-вот качнутся на ветру, поднятая ногами пыль — поплывёт рыжим облаком вдоль извилистой улочки, а радостно улыбающиеся девушки непременно уронят в колодец невзначай качнувшийся кувшин... а ведь свои полотна маэстро как правило создавал в крайне сжатые сроки. Без «соавторства» магии Востока, влюбившей в себя Павла Петровича, здесь точно не обошлось.

«У арыка», 1947, ГТГ

«Бухара. Минарет», 1931, частное собрание

«Регистан. Акации ранней весной», 1946, частное собрание

"Пейзаж. Этюд к картине «Красная кавалерия в горах», 1938, частное собрание

Очень жаль, что ни училище, где он преподавал, ни улица, когда-то переименованная в его честь благодарными горожанами Самарканда, более не носят его имени. Подобно ветренной красавице, Восток не терпит постоянства. Зато в наших сердцах его вечно изменчивая, а ныне канувшая в лету дореволюционная натура навсегда останется в образах и впечатлениях, сохранённых для потомков трудами великого русского художника Бенькова.

Залы выставки "Место под солнцем" художников Бенькова и Фешина в Музее русского импрессионизма, август 2019
Залы выставки «Место под солнцем» художников Бенькова и Фешина в Музее русского импрессионизма, август 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *