Древние идолы против современных

Рассуждая о древнем мире, нужно предельно ясно понимать: каждый человек той эпохи был сформирован довольно узкой семейной, родовой, племенной или поселенческой группой и не мыслил свою жизнь вне одной из таких, или даже сразу во всех таких общностях. Изгнание из города для жителя Урука, Ура или Лагаша было сродни, а то и хуже смертной казни. Ведь отныне он переставал быть человеком и становился подобием призрака или демона. Для него больше не было надежного плеча соплеменников, защиты духов — покровителей рода, он словно попадал в вакуум, оказываясь один на один с бесконечной пустотой окружающего мира.

карта

Теперь ему предстояло либо найти себе новое место под солнцем, но уже среди чужаков, которым он должен будет как-то доказать свою лояльность, либо попасть в плен и рабство, и наконец, самый распространенный вариант, мог просто погибнуть. Но если Вы думаете, что на этом его неприятности были бы окончены, то сильно заблуждаетесь: в загробной жизни отступника также не пустят к общему костру, не посадят за один стол с доблестными предками, не признают своим не пращуры, не боги.

крепость

Почему так? В описываемый нами период, когда средоточием человеческой цивилизации было Междуречье Тигра и Евфрата, долина Инда да устье Янцзы, общинно-родовой строй преобладал в сознании абсолютно каждого человека. Это не было, вопреки мнению современных людей признаком не развитости или отсталости предков. Напротив, ощущая себя единым с родными и друзьями, будучи частью построенного на принципах взаимовыручки коллектива, даже самый слабый и бесправный его член всегда мог рассчитывать на вознаграждение за труд и надежное покровительство.

двор

При всей жесткости иерархии, не один даже самый брутальный лидер не мог позволить себе беспричинное самодурство и агрессию в отношении тех, за кого отвечал перед предками, и кого обязан был защищать до последней капли крови (как и они его). Именно так трудясь и сражаясь бок о бок целыми столетиями шумеро-аккадские культуры смогли не только выстоять в непрерывном противостоянии с многочисленными агрессивными соседями, но и в конце-концов вознестись над древним миром.

царь

Легендарный Вавилон был славен крепостью своих могучих стен не более чем единением своих горожан. В каком бы краю не оказался купец или просто путешественник из города Великих Зиккуратов, всюду он мог рассчитывать на незримую поддержку оставшихся на далекой родине сограждан, а сам он, в свою очередь, говорил с иноземцами так, словно бы от имени каждого из них.

шумеры

Преисполненные гордостью за небывалые красоту и богатство своего мегаполиса, еще совсем недавно жившие в глинобитных хижинах люди не только не распрощались со своим врожденным коллективизмом, но и напротив — именно благодаря ему взмыли ввысь многоцветные ступенчатые пирамиды, а среди суровой каменистой пустыни расцвели сады и парки, а широкие искусственные каналы облачились в гладкий камень набережных.

каналы

Они любили свою Родину, и в этом не было никакого пафоса. Просто в ее успехах был труд каждого из них. Конечно, история внесла свои коррективы и общество неумолимо расслоилось на богатых и бедных, знатных и безродных, воинов, посвященных в тайные науки жрецов и бесправных крестьян. Однако, все они как один, фактически продолжали оставаться словно бы единым организмом, лишь жестче распределив между собою социально-общественные роли.

А многими сотнями лиг южнее живой бог-фараон и самый распоследний черпальщик ила хоть и стояли на диаметрально-противоположных позициях общественной пирамиды, однако, каждый из них четко знал: за чертой вечности Великий судья будет отмерять их земные деяния на одних и тех же весах, а в подлунном мире они оба неразрывно связаны друг с другом священной обязанностью служения родному Кемту.

фараон

Именно потому живое воплощение бога Ра ходил в атаку вместе с тем же пресловутым черпальщиком, и вместе с ним же участвовал в ритуале молитвы о разливе Нила. И пусть первый после своего «переселения» под своды много тысячетонной пирамиды автоматически становился богом Осирисом, а второй всего лишь продолжал свое служение — оба они мыслили себя всего лишь частями великого предназначения по имени Египет.

Пройдут века и там, где суровые и загадочные этруски присмотрят местечко для хорошо укрепленного города на семи холмах, горделиво раскинется Рим, величайшая сила античного мира. Давно останется в прошлом архаика, сталь сменит бронзу, а чужестранные идолы падут пред мощью золотых орлов — штандартов римских легионов, однако принцип останется прежним.

Именно Вечный город даст миру основы современного права, станет прообразом всех последующих европейских империй, создаст промышленность, науку, медицину и образование почти в том, виде, который привычен нам. Но практически до IV столетия новой эры независимые и самовлюбленные сыны Ромула, живущие лишь ради чести и славы, больше самой лютой смерти будут бояться запятнать честь рода, оказаться недостойными славы предков или позволить хоть кому-нибудь на свете усомниться в том, что римский образ жизни — единственно верный во всей Вселенной.

Лишь утратив владевшую каждым квиритом сверхидею о величии и непогрешимости своего народа, они постепенно вступили в эпоху деградации и упадка. По тому же сценарию окончили свои дни Вавилон и Египет, Македония и Спарта, Ассирия и Парфия.

И вот, в начале нового, III тысячелетия, человек пришел к удивительному итогу своего развития: едва ли не всей планетой владеет идея о собственной исключительности, безусловной ценности и неповторимости своего эго, примате частного над общим. Еще совсем недавно порицавшееся не только духовными, но и светскими властями эгоизм, залез на пьедестал и попытался изобразить гордую позу победителя.

Это поразительно, но будучи по сути производными от семейного воспитания, массовой культуры, и круга общения люди почему-то решили, что стали ужасно сильно отличаться друг от друга, и потому их мысли и способы самовыражения не просто имеют право на существование, но и составляют суть нынешней цивилизации. Следуя общей моде на одежду, прическу, музыку, даже еду и развлечения, наша цивилизация яростно отрицает любые проявления коллективизма, даже не замечая того, как каждый отдельный ее представитель в точности копирует всех остальных в этой с позволения сказать борьбе.

Как известно, нет лучшего раба, чем тот, который уверен, что свободен, и нет лучшего потребленца, чем подражатель. Мы живем в интереснейшее время, когда царями становятся члены советов директоров транснациональных корпораций, жрецами новых богов — поп певцы и лидеры продаж электронных гаджетов, а сами боги умещаются в рекламный посыл десятисекундного медиа ролика. Осталось только понять, где же прямо сейчас возводиться новая Вавилонская башня?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *