Искусительница Таис: история мести и любви

Она была гетерой, сознательно встав на этот путь. К тому же — красива, утончённа, прекрасно образована и чрезвычайно умна. Даже для экзальтированных Афин это было чересчур. Может быть по-отдельности ей и простили бы эти «недостатки», но все вместе они привели эту гражданку родины демократии не только в постели влиятельнейших мужей величайшего полиса Греции, но и в большую политику.

Александр Македонский

А этого патриархальное общество стерпеть не могло. Парадокс заключается в том, что её это даже устраивало. Складывается ощущение, что она играла свою партию не столько ради золота или статуса, сколько ради самого азарта схватки с сильнейшими противниками. Видимо, на то она и античность, чтобы за столом Истории собирались очень разные, необычные, но неизменно яркие личности с авантюрным складом характера.
Статус гетеры давал ей множество преимуществ. Главное из них — не быть забитым существом, всю жизнь проводящим исключительно в геникее — женской половине дома отца или мужа.

Джон Уильям Годвард. «Греческая красавица»

Обзаведясь собственной (весьма фешенебельной) крышей над головою, постоянно вращаясь в кругах художников, философов, полководцев и олигархов, знатная женщина, не ограниченная общественными табу, сама имела возможность влиять на общество. Посещая театры и собрания, ведя светские беседы за чашей вина или деля ложе со знатнейшими и влиятельнейшими мужчинами своего времени, для многих из них она стала ценным единомышленником и мудрым советчиком.
В довершение: Таис была необычайно популярна среди аттической богемы. Ей посвящали стихи и даже целые театральные постановки. Увы, их текст не сохранился до наших дней.

Птолемей Сотер

Когда корабли грозных македонян отправились к берегам Передней Азии — она бросила свои прежние дела и поспешила следом, навстречу величайшему приключению всей её жизни, очаровав одного из приближённых друзей Александра — Птолемея и обеспечив себе (а возможно – и своим кураторам?) прямой доступ к планам великого стратега.

Рисунок Г. Симони, « Александр Македонский пирует с гетерами в захваченном Персеполисе»

330 год до н.э. Блестя чешуёй меднобронных щитов и панцирей, ария Александра гигантской змеёй ползла к своей цели, поднимая пыль десятками тысяч усталых ног. Позади была великая победа при Гавгамеллах, впереди — столица покорённой империи, прекрасный Персеполь... Наконец, впереди показались могучие стены и настежь распахнутые ворота. Целых четыре месяца армия отдыхала, залечивая раны и восстанавливая силы. Она готовилась и выжидала, и вот наконец представился подходящий случай...

В тот вечер Таис была подле своего возлюбленного Птолемея, который в числе прочих близких соратников Александра пировал в захваченном дворце парсийских царей. Уловив нужный момент, верно истолковав бешеные огоньки в глазах захмелевшего великого завоевателя, она провозгласила, что настал черёд – вслед за мужами Македонии – афинских женщин принести отмщение в те места, откуда много раз являлись персы разорять и жечь Афины.

Джошуа Рейнольдс, «Таис поджигает Персеполь», 1781 

Искусно выстроив свою (во всех отношениях) пламенную речь, она с одной стороны угодила тем из гетайров, кто убеждал Александра отказаться от идеи мирного сосуществования греческих и азиатских народов, с другой — подала Искандеру мысль о поступке, который войдёт в Историю.

В её речах звучала то лукавая, раззадоривающая самолюбие насмешка над вновь обретёнными парсийскими привычками царя, то — воззвание к его величию и жажде оставить след в самой Истории. Она подстрекала и увещевала юного Искандера отправить символ персидского могущества в небытие, вместо того чтобы самому постепенно становиться подобным пировавшим здесь арийским деспотам, всё сильнее проникаясь магией этих стен.

Подхватившие её призыв хмельные завоеватели выскочили на улицу, и Александр первым метнул факел в великолепнейший из всех дворцов Востока. Второй стала сама Таис, чья мечта (а может быть — задание архонтов?) об отмщении за прежде чинимые её Родине обиды была наконец исполнена. Ненавистный ей город запылал... И если бы кто–нибудь из македонян был в состоянии приглядеться хорошенько–понял бы, что она лишь притворялась опьянённой. Ничего кроме холодного торжества в тёмных глазах.

Вот так изящная женская ручка навсегда вбила клин между двумя цивилизациями, в пожаре Персеполиса сжигая надежды на долгий мир среди завоёванных народов. Её личная война была выиграна.
Когда покоритель полумира пал от руки отравителей в далёкой Вавилонии, она стала первой и незаменимой советницей Птолемея. Как знать, в какой степени именно ей он был обязан титулом правителя Египта?

Джон Уильям Годвард. «Греческая красавица»

Так или иначе, а жизнь свою уроженка Афин окончила пусть и неофициальной, но – полновластной владычицей самого богатого государства всего Средиземноморья. В её истории больше вопросов, чем ответов, но одно совершенно точно: своих целей великая авантюристка добивалась всегда.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *