«Memento mori», или как наказать море, если ты — Император

В эпоху Римской республики, когда латиняне не утратили ещё чувства меры и здравого смысла, имела место любопытная практика. На одной колеснице с очередным триумфатором, которым чаще всего объявлялся римлянин, захвативший очередную страну и поработившему очередной народ, и которому Вечный город организовывал роскошнейшее чествование в присутствии всех свободных граждан, ехал специально приставленный к новоявленному герою человек. И постоянно шептал ему на ухо одну и ту же фразу: «помни, что ты смертен». Среди неумолчных криков восторженных толп, увенчанный золотом триумфатор не только купался в лести и лепестках роз, не только горделиво оглядывался на бредущего за колесницей пленённого вражеского царя или полководца, не только предвкушал богатства и роскошь, что окружат его до конца жизни, но и постоянно «опускался с небес на землю» неумолимым: «memento mori».

убийство цезаря
«Убийство Цезаря», Карл Теодор Пилоти, 1865.
Кимвр стягивает с шеи Цезаря тогу, а Каска за спиной замахивается кинжалом

В один прекрасный момент Гай Юлий Цезарь позабыл об этом немаловажном факте. Он сверг республику, провозгласил себя царём — в Риме, богом — в Египте, хозяином — повсюду. И получил кинжал промеж рёбер в самом расцвете императорского могущества.

Статуя цезаря в лувре
Статуя Цезаря в саду Версальского дворца, 1696, скульптор Никола Кусту

До него приблизительно тот же путь прошёл Луций из рода Корнелиев, которого поначалу любили плебеи и армия, но изначально боялись сенаторы и патриции. Финал истории диктатора по прозвищу «Феликс» («счастливый») был примерно таким же, как у предыдущего нашего героя — его задушил подкупленный раб во время купания. Феликс потерял чувство меры и начал один за другим издавать «проскрипционные списки», отправлявшие знатнейших римлян и знать на плаху, а её имущество — в карман «счастливчику» Луцию Корнелию. Причём жизнь не была гарантирована никому, даже ближайшим друзьям диктатора, возомнившего себя ни много ни мало — любимцем богов и даже их ровней.

Не только римлянам порой изменяло чувство меры, а также хороший вкус: при переправе через греческие проливы, стремясь вторгнуться на Пелопоннес, Великий Ксеркс, владыка всей Азии и персов в частности, получил страшную весть: сорок тысяч моряков вместе с кораблями отправились ко дну во время невесть откуда налетевшей бури, равных которой Средиземноморье не увидит ещё тысячу лет. Помимо сотен затонувших вместе с матросами, солдатами и гребцами кораблей, ураган разметал долго и тщательно наводимые царскими инженерами переправы.

Тут нервы Ксеркса сдали окончательно, и он приказал «выпороть» море. День и ночь специально отряжённые люди с размаху колотили по волнам тяжёлыми железными цепями, пока переправу не удалось наконец восстановить. Кстати: море успокоилось окончательно только после того, как «хитрый» Ксеркс сменил тактику и принёс ему в жертву несколько золотых вещиц.

Примерно по тому же сценарию происходила «война» Римского императора Калигулы, известного своими извращениями, жестокостью и тем, что объявил себя живым богом — с собственно богом морей и океанов Посейдоном. Римляне выстроились вдоль полосы прибоя и по команде принялись обстреливать морскую гладь метательными копьями.

калигуа
Эсташ Лесюер, «Калигула помещает прах матери и брата в гробницу предков»,1647

Через некоторое время, когда Посейдон трусливо отказался нанести ответный удар, сбежал в морские пучины и забился там в самый дальний угол, трепеща от страха перед божественным императором, война была объявлена выигранной. По крайней мере, по версии самого Калигулы. Версия Посейдона до сих пор неизвестна.

Как и следовало ожидать, «победителя богов» ждал печальный конец, уготованный окончательно замученными его тиранией подданными.

Увы, не на всех древних правителей хватало колесниц с «шептальщиками»…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *