Слово чести: в постели с королем

Странно: проживая в противоположных концах Европы, русские и ирландцы зачастую оказываются друг для друга ближе и понятнее, чем первые, к примеру – для немцев, а вторые – для тех же англичан. Особенно очевидным это сходство становится при изучении письменных исторических памятников. Где ещё найдутся-таки удалые в бою и на пиру, не лезущие за словом в карман, вечно ищущие справедливости?

Почитающие правду выше законов, а любовь – выше правды, мятежные душою и готовые к подвигам и приключениям, персонажи ирландских саг довольно сильно контрастируют с куда более прагматичными и целеустремлёнными рыцарями саксонских и норманнских баллад.

Иррациональность кельтов — под стать «загадочной русской душе». Но кое в чём жителям Изумрудного острова удалось «превзойти» даже персонажей славянского эпоса. Такого количества нерушимых торжественных обещаний как ирландцы — не давал, а что важнее —не исполнял ни один народ в мире. Конечно, принципиально ходящих спиной вперёд или не глядящих на собственную тень фольклорных персонажей можно отыскать и за пределами Ирландии.

Но здесь их концентрация достигает десятков на одну квадратную легенду, явно превышая зарубежные аналоги. А экзотичность принесённых присяг, иногда прямо противоречащих одна другой, а также практическая невыполнимость заданных условий и тяжесть возмездия тёмных богов за невыполнение обещанного – и вовсе беспрецедентны.

Такие клятвы назывались гейсами и исполнялись всегда и безусловно.
К примеру: жарким летним днём его величество Мидир возжелал напиться прохладительного. Его супруга в полном соответствии со своим гейсом, запрещавшим ей отказывать в просьбе о питье, моментально извлекла из своих запасов огромную ёмкость с лимонадом (не меньше пары литров) и поднесла супругу. Всё бы ничего, но у правителя имелся гейс: всегда пить до дна.
Монарх справился, с честью выполнив зарок. Говорят, с тех пор он предпочитал пить лишь из сосудов небольшого объёма...

Ещё одна венценосная парочка вдоволь настрадались, дав один и тот же зарок: не возлежать по левую руку от своей «половинки». В итоге супруги вынуждены были еженощно засыпать, лицезрея не глаза любимого человека, а его пятки.
Одним из самых забавных случаев принято считать «коллизию» мифического ирландского героя Кухулина и владетеля земель, из которых была родом его возлюбленная. Вельможа был связан словом проводить первую брачную ночь в постели с каждой невестой, являющейся его подданной.

Для самого героя это было, мягко говоря, неприемлемо. В итоге, дабы не быть сражённым в поединке чести и в то же время не преступить клятву, его величество неподвижно возлежал на одном ложе с молодожёнами до самого рассвета...
У придворных славного правителя Конхобара был гейс: не обращаться к гостям прежде, чем с ними заговорит их повелитель. Беда была в том, что однажды сболтнувший лишнего венценосец зарёкся высказывать суждения незнакомым людям прежде своего многомудрого друида. И вот случись же такое: колдун отлучился на целый день.

Зато поутру ко двору прибыла дочь уйладского владыки, принцесса Этайн. И возжелала поговорить с правителем сих мест. Каково же было её удивление, когда венценосец молча восседал на троне и в ответ на её приветствия и расспросы только смотрел извиняющимся взглядом. Пребывая в недоумении, Этайн обратилась за разъяснением ситуации к придворным. И – с тем же результатом: пантомимы, выражающие крайнее смущение...

Поразительное явление – гейсы. Есть мнение, что таким образом островитяне «договаривались» с собственной совестью. Добровольно подвергая самих себя наказанию, если нечисто на душе. Или компенсируя незаслуженную (по их внутреннему убеждению) удачу. Добиваясь внимания возлюбленной, демонстрируя удаль молодецкую, верша духовный подвиг во имя светлых богов, попросту страдая... хм... от однообразного течения жизни. Обожали создать проблему, а потом с блеском решить, причём героически и в последний момент. Узнаваемо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *